Вторник, Сен 19th

Вы здесь: Главная Здесь русский дух, здесь Русью пахнет!

Там русский дух...

Воспоминания Архимандрита Георгия (Евдачева)

«Господь Сам позаботится о Георгиевском монастыре и приведёт его к великой Христовой славе»

НАЧАЛО V-й Романовской конференции совпало с днём рождения игумена Георгия (Евдачева), настоятеля Мещовского Свято-Георгиевского мужского монастыря. Батюшка руководит обителью 11-й год.

Нынешний праздник в честь дня памяти Георгия Победоносца, собравший около двух тысяч человек из разных городов средней полосы России и почти из всех районов Калужской области, показал, какую славу и народную любовь стяжал монастырь за это время.

Игумен Георгий несёт ещё и нелёгкое бремя благочинного 11 округа (Мосальско-Мещовского) Калужской епархии. Под его руководством духовно оживает вся Мещовская земля, к нам едут за опытом преподавания Основ православной культуры в школах, а в обитель – за опытом грамотной организации сельского хозяйства.

Моё личное знакомство с батюшкой состоялось тринадцать лет назад: в Калуге в церковной среде из уст в уста передавался один эпизод, связанный с о. Георгием, переросший в легенду (тогда он ещё не был пострижен в монашество и носил имя Геннадий, данное ему от рождения). Эпизод заключался в том, что благочинный г. Обнинска, впавший в ересь, собрал на совещание всех руководителей псевдорелигиозных организаций, иначе говоря, сект. На это сборище был приглашен и молодой обнинский священник иерей Геннадий Евдачев. Мгновенно оценив обстановку, отец Геннадий, не раздумывая, подхватил полы подрясника и с криком: «Караул! Бежать отсюда, пока Господь в гневе своем не обрушил на нас эти стены!» покинул нечестивое собрание.

Верующие люди с воодушевлением комментировали эту историю как пример верности Христу, который предупреждал своих учеников о появлении лжеучителей, лжепророков и об опасности общения с ними.

Мне как журналисту захотелось тогда познакомиться с отважным батюшкой, и я выпросила себе командировку в Обнинск.

Общаясь много лет с о. Георгием, считала, что мне известно о нём всё. Но недавно, когда он вдруг стал вспоминать о своём пути в монашество, я поняла, как мало мы знаем батюшку. И захотелось поделиться услышанным.

Воспоминания

Крепкие в труде и в вере

Мне посчастливилось родиться и жить в особой деревне, которая хранила устои старой веры – это д. Жилино Кировского района, входившая в старину в Серпейский уезд. Жили общиной, друг другу помогали, всем миром детей воспитывали.

Родился я 25 мая 1965 года. Воспитывался в среде, где независимо от того, мать ли, соседка или чужая тётка могли защитить ребёнка от обидчика, остановить малыша от дурного поступка, сказать ему назидательное слово. Так и стоит перед моими глазами картинка: приходит соседка к моей матери: «Анна Константиновна, я сегодня твоего одёрнула: летел со всех ног, чуть меня с вёдрами не сбил. А если бы старая шла?». А мать ей в ответ: «Слава Тебе, Господи, что ты вместе со мною воспитываешь моего ребёнка, я ему трёпку задам».

Бывало, в храм придём (в советские времена), детей всех поставят поближе к алтарю, загородят их стеной – никакой проверяющий не проникнет. Если у кого пожар – вся деревня бежит тушить. Кому сено привезли, все торопятся на его разгрузку. Придёт на колодец хозяйка:

– Бабы, приходите ко мне на толоку (это когда все собираются помогать работать).

– Во сколько?

– В восемь утра.

– Что за толока?

– Картошку сажать.

И все идут с вёдрами и нас, детей, с собой берут. Я во втором классе уже за плугом ходил, а с третьего класса с мужиками сено косил. Люди умели и трудиться, и молиться, и веселиться. На свадьбе по двести человек гуляли. В Жилино люди волевые, очень характерные. Помещика не знали, жили вольным народом, как Великий Новгород. В колхоз принципиально не пошли. Когда советская власть стала их принуждать, они единодушно в ответ: «Мы советской власти подчиняемся, но от своих устоев не отойдём».

«Если надо умереть за Родину, умри!»

В основе всей жизни деревни и моей тоже лежала молитва. Утром встали – помолились, перед едой, вечером перед сном – то же самое. В святом углу икон до потолка и перед каждой лампада горела сутками. Печка топится, на полу половики разостланы самотканые, стены изнутри выбелены... Одна нянька прядёт, другая Псалтирь читает, дети возле них смирно сидят, слушают. У нас в доме было много церковных книг, часто перечитывали «Земную жизнь Иисуса Христа».

В школе я был активный: стихи декламировал, в сценках участвовал, в хоре пел, танцевал. Учёбе это не мешало, учился хорошо, с Похвальными грамотами. После восьмилетки из всех парней я один в классе остался и ещё двенадцать девчат. Мои одноклассницы очень дружные, до сегодняшнего дня мне звонят, помогают, чем могут. По окончании школы они позвали меня в молочный техникум поступать, я и пошёл ради дружбы. Поехали мы поступать в город Нелидово Тверской области, а практику я проходил потом в п. Горницы недалеко от Псковской губернии, на знаменитом сыркомбинате. Был мастером по сыроварению, учился этому ремеслу у знаменитого специалиста. После практики пришло время идти в армию. Уклоняться от службы в нашей деревне считалось за позор: долг Родине обязательно отдать нужно. В армию, как на свадьбе, провожали торжественно. Соберутся человек сто, песня, гармошка. Помню отцовское наставление: «Если надо будет умереть за Родину – умри. Будь хорошим воином. У нас в роду партизаны были, дядю отца Георгием звали, его немцы повесили на «журавле» в д. Крестилино недалеко от Спас-Деменска на глазах всей деревни и его семьи. Помни об этом! Не опозорь наш род!».

Служил я в артиллерии. Сначала пробыл полгода в учебке в Нижнем Новгороде, после уже младшим сержантом меня направили в Германию в Перлинберг – попал в противотанковую батарею, где назначили командиром боевой разведывательной дозорной машины, а в противотанковой батарее – замкомвзвода. В армии был запевала, служба давалась легко благодаря спортивной подготовке и православному деревенскому воспитанию. Офицеры и солдаты относились ко мне с большим уважением.

Мать призывала меня к терпению

Из армии вернулся я старшим сержантом. Пришло время выбирать профессию. Я очень любил животных. В детстве ворон держал, чижей ловил, голубями увлекался, кроликов разводил, ёжики у меня дома жили. Решил в Москву поступать на биофак МГУ. Отпугнул сумасшедший конкурс. Там же узнаю про ветеринарную академию им. Скрябина, где семь человек на одно место. В приёмной комиссии мне посоветовали поработать в колхозе и заработать направление на учёбу. Я так и сделал. Ездил за 20 километров от Жилино в колхоз «Тимирязевский», вставал рано в пять утра. Когда автобус не приходил, шёл пешком. Работал начальником кормопроизводства, на току, на ферме, инженером по технике безопасности, тогда же закончил Высшую школу Агропрома. С работы приходил подавленный, с больной головой. Не работа меня утомляла, а тлетворный дух колхозной жизни. Мне было дико, что все пьют гранёными стаканами самогонку, ругаются нецензурной бранью, кругом одна невоспитанность, о Боге и речи никто не ведёт. Мать призывала меня к терпению. В общем, более года я так проработал, получил направление в ВУЗ. Чуть живой после этого колхоза: до сегодняшнего дня не понимаю пользы коллективизации, не желаю нашей стране повторения этой демонизации, этого тяжёлого состояния духа.

Потом сдал вступительные экзамены в ветеринарную академию и увидел себя в списках принятых. Поехал в Москву с пятнадцатью рублями, мать дала на дорогу кусок сала и банку квашеной капусты. Вышел из поезда и первая мысль: неужели я свободная личность, могу спокойно пойти в храм, за мной никто не будет следить, не надо опасаться никаких рейдов?! Живо вспомнилось, как бабушка Псалтирь читала, а под окном наблюдают, следят, сколько времени она читает. На тех, кто в храм ходил, «чёрные» списки составляли. В церковь нас как зверёнышей возили: няньки юбками нас накроют, и мы сидим тихо, как мыши, чтобы участники рейда нас не заметили. Помню, бабушка как-то заголосила: – Лихо мне, моей душе! – Тань, что ты голосишь? – Ой, малого, наверное, из школы выгонят: в пионеры заставляют идти. – Да пусть идёт, снеси только галстук батюшке освятить.

Так мы и поступили. Комсомольские значки мы тоже освящали, чтобы бесовщина на нас не перешла.

Воздух свободы

Когда приехал я в Москву, сразу с перрона подался в храм Ризоположения на Шаболовку – поблизости от него родственники мои жили. Храм уже закрывали, но мне разрешили в него войти. Я не мог надышаться этим воздухом. С того момента я ни одного дня не пропускал возможности пойти в храм. При этом успевал и в кинотеатрах, и в театрах бывать, посещать исторические места столицы. Вскоре стал пономарить в алтаре. Настоятель – протоиерей Василий Свидинюк был образцовым священником во всех отношениях. Глава большого семейства, педант, прекрасный службист, уставщик, удивительный администратор. Алтарь сверкал, кругом чистота и порядок, всё гармонично в храме. Человек жил с пониманием церковной культуры – что значит с шести лет в храме! Батюшка преподавал в академии, опекал Донской монастырь. После него я ни одного такого священника не встречал.

В академии жил в одной комнате с двумя неграми из Нигерии и Замбии. Один протестант, другой католик. У нас в вузе обучалось семь тысяч студентов из пятидесяти стран Азии, Африки, Латинской Америки и Европы. Самые лучшие ветврачи в США – это выпускники нашей академии. Я очень любил учиться. При этом мне была интересна не клиническая картина болезни, а её причина. Этот интерес привёл меня на кафедру гистологии, потом я оперировал.

Первый год в академии я мучился вопросом: как же мне молиться в комнате? Стал я приспосабливаться. Открою учебник по анатомии, вложу в него молитвослов и сижу, молюсь про себя, не крестясь. А потом совесть заела: чего это я не крещусь, Господь ведь сказал: «Кто Меня постыдится, того и Я постыжусь». Стал я креститься. Смотрю, меня больше зауважали. Я осмелел, стал молиться стоя. Градус уважения ко мне возрос. «Чего-то я на голую стену молюсь, дай-ка икону повешу». Повесил святой образ около своей кровати. Как только во время молитвы в комнату кто-то стучится, мои сокелейники, перегоняя друг друга, бегут к двери: «К нам нельзя, доктор Ген молится. Через двадцать минут закончит, тогда приходите».

Хочу жить у мощей Серафимушки!

В начале 90-х привезли в Москву мощи Серафима Саровского, я уже на последнем курсе учился. К сожалению, мало тогда знал о Серафимушке, не очень к нему торопился, пока алтарница меня не пристыдила. Когда я уже близко к мощам подошёл, то через отверстие в скуфейке увидел череп. Передо мной предстал весь курс микробиологии и вирусологии в одно мгновение. Демоническая сила вызвала у меня брезгливость, я сразу понял, что духовная брань пошла. Все прикладываются к скуфейке, а я, чтобы дьявола посрамить, решил прямо к открытому телу приложиться (к черепу). Подхожу и горячо молюсь: «Преподобный отче Серафиме, помоги мне перебороть себя». И сходу приложился. Отошёл как в тумане. И вдруг меня словно молния пронзила: а зачем я учусь в академии, я же никогда не буду ветврачом, столько лет потеряно впустую.

Внутри меня идёт такой диалог: – Гена, что тебе в жизни надо? – А ничего мне не надо. Коврик бы возле этих мощей, и я готов пролежать возле них всю жизнь.

Я просто понял, что хочу жить рядом с этими мощами. С того дня стало всё из рук валиться: есть, пить не могу, учиться не хочу, на государственные экзамены идти не желаю, а уже заканчиваю пятый курс. Священники встревожились. Такое состояние может и от демонического внушения быть, посоветовали съездить в Троице-Сергиеву Лавру помолиться, попоститься и подойти к духовнику монастыря.

Я последовал их совету. В Лавре у меня ещё больше усилилось это странное состояние, которое, как я потом понял, было безотчётным желанием стать священником и монахом. Оно жгло меня изнутри, это хуже температуры 40о. У духовника Троице-Сергиевой Лавры архимандрита Кирилла (Павлова) был как раз пик расцвета, люди к нему сотнями приезжали, где он появлялся, там народ за ним толпами бежал. Пробиться к нему было очень сложно. И вот вижу, поднимается он по ступенькам в Трапезный храм, а я из этой толпы кричу: «Ба-тюш-ка, о-тец Ки-рилл». Он остановился и не поворачивается ко мне. Стоит и смотрит в землю. Я продолжаю: «Батюшка Кирилл, у меня к вам очень важный вопрос!». Он медленно поворачивается в мою сторону. Я машу руками и бью себя в грудь: «Батюшка, я хочу быть священником и монахом!». И он на расстоянии при всём честном народе благословляет меня размашистым крестным знамением и произносит самые главные в моей жизни слова: «Бог благословит вам быть священником и монахом». Судьба моя была решена.

«Сумасшедший» студент

Перед госэкзаменом нам дали две недели отдохнуть. Я воспользовался этой возможностью и поехал на родину. На обратном пути заехал в Калугу, познакомился с владыкой Климентом, взял у него благословение. Разговорились с архиереем, он выяснил кто я, откуда. После обстоятельной беседы предложил: приходите к нам в епархию. За благословением я поехал к своему духовнику архимандриту Платону в Москву. Он долго меня не благословлял в Калужскую епархию, потому что шёл разговор о зачислении меня в братию Троице-Сергиевой Лавры. Я уже мечтал, чтобы мне дали послушание ухаживать за старыми монахами, дабы научиться у них духовной и жизненной мудрости. Горячо молил Бога об этом. После настойчивых просьб владыки отец Платон сдался и благословил меня переезжать в Калужскую епархию. Но надо было как-то решать вопрос с академией.

Подходило время государственных экзаменов. Моя группа идёт сдавать в аудиторию, а я с заявлением к декану: «Прошу отчислить меня из академии…». Я учился отлично, помню по 500 слов зубрил на латыни к занятиям. Декан широко открывает глаза, созывает всех своих помощников: «Что вы сделали этому студенту, почему он уходит из академии, когда ему нужно сдавать экзамены?».

– Потому что хочу стать священником и монахом, – стою на своём я.

– Сдай госэкзамены, потом будь кем хочешь.

– Мне этого не надо!

– Как не надо, в жизни пригодится.

Декан рвёт моё заявление и удаляется. Весь факультет гудит: нашёлся студент-чудик, который бросает под ноги диплом, чтобы стать монахом. Однажды в главном корпусе идёт поток студентов, они расступаются передо мной, а навстречу мне доцент кафедры кормления и кормопроизводства Раиса Фёдоровна Бессарабова, в дальнейшем профессор, доктор наук, специалист по болезням птиц, мировой светила. Бессарабова обнимает меня при всех и говорит:

– Какой же ты молодец! Я готова в ноги тебе поклониться за твою решимость. Гена, ты мечтаешь о монашестве, а я о том, чтобы все храмы Москвы пешком обойти.

На государственный экзамен приехали представители из министерства, из ВАСХНИЛ, я снова вырастаю перед деканом с заявлением в руках.

– Что мне с ним делать? Хороший студент, отлично учится, дисциплина прекрасная. Не хочет сдавать госэкзамены. Твердит о каком-то монашестве.

Тут все начинают меня уговаривать:

– Ты только приди на экзамены, поможем диплом получить.

– Да не нужен он мне, как вы не понимаете!

Декан вынужден был подписать заявление, на прощание примирительно сказал:

– Ты приходи потом, расскажи, кто такие монахи, что такое вера в Бога.

В Обнинск с особой миссией

В Калужской епархии я был в числе первых четырёх насельников. Духовного училища ещё не было. Вскоре его открыли. Во время учёбы меня рукоположили в дьякона в Преображенском храме села Спас-Загорье под Малоярославцем на праздник Преображения Господня, а через несколько месяцев, на Николу зимнего – во священника в Георгиевском соборе в г. Калуге. С этого дня я особенно почувствовал, что Георгий Победоносец взял меня под своё покровительство.

Без богословского образования рукополагаться очень тяжело. Я чувствовал, что мне не хватает знаний и очень плакал об этом у Калужской иконы Божией Матери. Стажировали меня уважаемые протоиереи отец Иоанн Наумчик и Анатолий Рыжков. Гоняли меня так, что подрясник развалился от пота. Я всю жизнь буду им благодарен за науку. К нам они подходили очень строго, но мы так смирялись, что никогда не возражали им и не прекословили.

Потом владыка отправил меня в Кондрово на приход в честь Святой Троицы вместо настоятеля отца Николая Суходолова. Он научил меня правильному ведению приходской жизни. За образец батюшка брал личность и труды современного подвижника, ныне покойного игумена Никона (Воробьёва). Мне эта выучка помогала везде.

Я всё время просился у владыки в монашество. Архиерей было сдался и переправил меня из Кондрова в Пафнутьев-Боровский монастырь. Но в обители мне довелось побыть всего несколько недель, потому что по соседству в Обнинске начались проблемы: ввиду того, что бывший римский папа хотел сделать этот город оплотом католичества, здесь стали впадать в различные ереси. Владыка направил меня в наукоград с миссией переломить ситуацию, чтобы духовная грязь не проникла в православную Церковь. Сказать, что мне было там тяжело, значит не сказать ничего. Это отдельная страница в моей биографии, достойная отдельного подробного описания. С Божией помощью удалось в Обнинске за короткий срок завоевать прочные позиции. Мы начали первыми в области создавать духовно-просветительский центр, проводить фестиваль «Рождественская звезда», Богородично-Рождественские образовательные чтения, первый епархиальный конкурс детских рисунков… Участвуя в церковно-общественной жизни, обнинцы стали приходить в храмы, появился с нашим участием православный лицей «Держава». Мечта о монашестве меня не оставляла и здесь, но владыка меня не отпускал в монастырь. Как-то приехал к нам игумен Звенигородского монастыря отец Феоктист и стал уговаривать меня переехать к нему. Он собирался организовать детский приют. Я уже ему устав приюта сочинил и вещи в Звенигород перевёз. Но тут состоялся серьёзный разговор с владыкой.

– Есть хорошая пословица, – сказал он. – «Где родился, там и пригодился». Выбирай любой район в Калужской области и начинай возрождать какой-нибудь монастырь, у нас много исторических мест.

В раздумьях я поехал на родину.

Как мы искали Георгиевский монастырь

Возвращались в Обнинск через Мосальск, и в Шалово наша машина застряла. Я ещё тогда в сердцах воскликнул: «Какая же тут Тмутаракань! Боже нас упаси когда-нибудь жить в этой дыре!». Отец Игнатий (Душеин) как-то рассказал, что в Мещовске был древний монастырь, и мне очень хотелось лично в этом убедиться. В тот момент у меня в голове крутилась мысль о селе Кутепове Жуковского района. В местном храме находилась чудотворная икона Божией Матери «Взыскание погибших», и я мечтал, что возле неё и сформирую монастырь. С этим настроением въезжаю в Мещовск. Картина мрачная: деревья стоят необрезанные, дома страшные, дороги ужасные, впечатление усугубляется слякотью и проливным дождём. Со мною ехала староста из центра «Вера, Надежда, Любовь» Марина Зязина. Она в ужасе воскликнула:

– Куда мы заехали, это Богом забытое место.

В первый раз мы так монастырь и не нашли. Спрашиваем, никто не знает. А у меня из головы не выходят слова игумена Игнатия. Во второй раз приезжаем в Мещовск:

– А у нас никогда монастыря не было, – как сговорившись, отвечают жители.

А потом одна женщина что-то смекнула:

– А, кажется, это коммуна.

В общем, стали спрашивать: «Где у вас тут коммуна?».

Нашли. Лопухи огромные, заросли непролазные, никаких дорог и два убогих остова храмов в чистом поле. Но вот эти развалины-то и запали мне в душу. Я высказал эту мысль вслух. Марина Зязина снова подняла меня на смех:

– Вы что, хотите поменять Звенигород на это чудо-юдо Мещовск? Вы окружены всеобщим уважением, у вас большой авторитет, зачем вам это? Вы что, спятили?

В общем, с ней чуть истерика не случилась. И я решил: поеду в Мещовск ещё раз: если Господь на душу положит, останусь здесь, а нет – уедем в другое место. Приезжаем в третий раз, а над Мещовском – радуга большая, погода солнечная и мысль при этом: «Может, в библиотеку районную зайти?». Встречает нас директор Валентина Анатольевна Ширяева:

– Вы приехали монастырь восстанавливать? У нас есть книга про обитель.

Вот через эту-то женщину Господь и подал нам знак – оставаться в Мещовске.

Приехал к владыке, докладываю. Он по территории ходит, а меня вдруг стало трясти, как при высокой температуре.

– Что, заболел?

– Нет, владыка.

– А почему тебя так морозит?

– Я хотел вам сказать, что берёмся за восстановление Мещовского Георгиевского монастыря, – выпалил я одним залпом.

Владыка с удивлением:

– Да-а?

До этого многих настоятелей монастырей он привозил в Мещовск, но никто не соглашался здесь остаться. Все твердили в один голос: Георгиевская обитель не подлежит восстановлению. Я дерзнул спросить:

– Скажите, как архиерей: вы верите в восстановление монастыря?

Владыка повернулся на восток, перекрестился и, немного подумав, сказал:

– Я верю, что этот монастырь возродится очень быстро и будет славной духовной обителью.

Маленький благотворитель

Приехали в Мещовск вдвоём с Павлом, сейчас это иеромонах Моисей (Голенецкий). Есть было нечего. Луковицу делили на четыре части, чтобы протянуть несколько дней. Жили на подаяние. Где брать деньги на всё, когда сами голодаем? И Господь стал всё устраивать. Вскоре приезжает человек с поручением от отца Кирилла (Павлова): привёз от него иконы Царственных страстотерпцев и Геронтиссы.

– Отец Кирилл велел вам передать: пусть игумен ни о чём не печётся. Господь сам позаботится о Георгиевском монастыре и приведёт его к великой Христовой славе. В свой день, в свой час, в свою минуту он сыграет большую роль для блага нашей великой России.

Потом я поехал к отцу Власию, после его пятилетнего затвора. При встрече он поднял руку и указал на святой угол в своей келье.

– Здесь мощи Георгия Победоносца. Я благословляю вас ими. Они пойдут в Георгиевский монастырь, там будет дух Афона.

И ещё посоветовал:

– Будете молиться иконе Божией Матери «Спорительница хлебов», Господь вам всё даст. Голодными никогда не останетесь, ещё и других накормите.

Я тогда подумал, что надо бы построить часовенку для этой иконы и написать её. Но Господь судил по-другому: нам подарили из частной коллекции храмовый образ «Спорительницы хлебов» времён Амвросия Оптинского. Но это было много позже, а пока продолжали жить впроголодь. Мещовцы посмеиваются, выжидают: выживем мы или нет? Если бы не обнинцы, мы б пропали. Приезжаю в лицей «Держава», а навстречу мне маленький мальчик:

– А вы не знаете мещовских монахов?

– Знаю.

– Мама мне разрешила денежек насобирать в копилку. Когда я вскрыл её, она позволила мне купить на эти деньги всё, что я пожелаю. Но я ей сказал: «Можно я эти деньги отдам мещовским монахам, им кушать нечего». Батюшка, возьмите денежки, купите крупы для монастыря».

Я не выдержал и заплакал около этого ребёнка.

Монахи – живая жертва Богу от всего человечества

Когда мы приехали в Мещовск уже на постоянное жительство, шли пасхальные дни. Вижу, рабочие работают. Я им:

– Христос Воскресе!

А мне в ответ:

– Слава КПСС. Это у вас Христос, а у нас бог Ленин.

Я им: – Вы верите своему Ленину, а мы Тому, Кто сотворил Небо, Землю и Ленина.

Начались хождения по мукам. Монастырскую землю мы у населения выкупили, а народ продолжал на ней сажать своё. Матерят монахов – дым коромыслом: на выкупленной земле мы посадили монастырскую свёклу. А один деятель распахал это поле и посадил картошку. Но всё же потом, по молитвам великомученика Георгия, наша взяла.

Я шёл как через джунгли, буквально прорубал перед собой дорогу. До Мещовска я не предполагал, что существует столь махровое религиозное невежество. Но всё-таки стали находиться среди местного населения отзывчивые люди, помогать нам. Например, количество братии увеличивается, а мыться где? Пришла Анна Ивановна Ганина, духовное чадо отца Власия, она нам молоко и хлеб приносила, обещала похлопотать на счёт бани. Спасибо Алле Фёдоровне Кузнецовой, она взялась топить для нас баню раз в неделю, мы много лет мылись у неё, пока душ в монастыре не появился. И вот в таких нищенских условиях мы стали делать центр «Воспитание», чтобы дети не пропали, чтобы люди поняли, что Церковь является для всех матерью. Монахи – это живая жертва Богу от всего человечества. Для чего нужна эта жертва? Чтобы люди жили счастливее, спасали свои бессмертные души. Сегодня, слава Богу, невежество уходит в прошлое, люди начинают понимать, что Георгиевский монастырь – это стержень, на котором держится весь Мещовск, это похвала, красота, основа, твёрдость и защита мещовцев.

Записала Наталья ПЕСТОВА.

Интересные факты о Белгороде

Город на белой горе, Белый город, сияющий дом. Так по-другому называют центр Центрально-Черноземного района в РФ. Белгород был основан более 1000 лет назад, там где располагалась одноименная крепость. В нынешнем столетии стал известен как экономический, научный, духовный, культурный очаг. По уровню благоустройства и развитию инфраструктуры он занимает лидирующие позиции. Чем славится Белгород и как привлекает гостей из многих уголков России и из-за рубежа? Благодаря следующим интересным фактам:

1. Площадь Соборная является центральной в Белгороде. Еще так давно она называлась площадью Революции. До советских времен на ней был размещен женский монастырь, который был уничтожен революционной атеистической властью.
На Соборной площади проходят общегородские торжества. Здесь же расположены центральные городские здания – администрация, гостиница, памятные сооружения – стела «Белгород – город воинской славы» и мемориал «Вечный огонь».
2. На этой площади находится и академический драмтеатр имени замечательного актера Михаила Щепкина. Здание театра было построено более полувека назад. В нем проходил первый фестиваль артистов театра и кино.
3. Пользуется популярность у туристов «Смайлов» мост для пешеходов. Это сооружение притягивает желающих сделать несколько сэлфи на память о Белгороде.
4. Украшает город храм в честь святых мучениц Веры, Надежды и Любови и их матери Софии, который был возведен в 2004 году. Здание церкви пережило пожар, будучи недостроенным. Строительство храма завершилось благополучно, и он был освящен. По отзывам – любимое место гостей и жителей Белгорода.
5. В окрестностях Белгорода растет дуб в честь гетмана Богдана Хмельницкого. Предводитель казаков сам посадил его еще три столетия тому в честь соединения России и Украины. Дуб расположен в поселке Дубовое. Он особенно популярен у новобрачных, которые скрепляют свой союз замочками и развешивают их на цепи вокруг могучего дерева.
6. Излюбленное место туристов – музей –диорама, который называется «Курская битва. Белгородское направление». Поражают размеры диорамы – самой большой в Европе – «Огненная дуга». Она описывает танковое сражение 1943 года.
7. Место встречи для белгородчан и гостей города – солнечные часы, которые расположены в центре. Высота сооружения – 11 метров. По ним сверяют часы с точностью до 10 минут.
8. Еще одна привлекательная скульптурная композиция Белгорода – поклонный крест первым учителям грамоты - святым равноапостольным Кириллу и Мефодию.
9. Еще один памятный знак - «Гранит науки» находится на территории Белгородского госуниверситета. Объемный куб красного цвета находится на возвышении из ступней. Автор изобразил в этой композиции сложность учебы. Не даром говорят грызть гранит науки.
10. В Белгороде расположен ряд музеев. Один из интересных для гостей с детьми – музей театра кукол. Литературный музей находится в доме 18 века, который считается памятником архитектуры.
11. Одна из достопримечательностей – зоопарк, в котором собраны более 200 животных, большая часть из которых – довольно редкие экземпляры, и они занесены в Красную книгу.
12. В Белгороде проводится фестиваль уличного искусства – «Белая маска», который организовывается под патронатом городского муниципалитета. Словом, в Белгороде есть что повидать и куда сходить – с семьей, детишками, друзьями. Здесь, пожалуй, и чувствуется тот самый воспетый в сказке русский дух.

На Куликовом поле открыт грандиозный музей

На Куликовом поле прошла торжественная церемония ввода в эксплуатацию здания музейного комплекса "Поле Куликовской битвы". Уникальный объект культуры открыли советник Президента РФ по культуре Владимир Толстой и министр культуры РФ Владимир Мединский.


Новый музейный комплекс, в полной мере учитывающий как потребности непосредственно музея, так и туристов - это уже современный туристический объект и принципиально новый этап в развитии исторического места. Это поистине грандиозное сооружение: общая эксплуатируемая площадь более восьми тысяч квадратных метров, а весь комплекс с гостевыми домиками и прудом занимает 30 гектаров, одних только коммуникаций проложили около сорока километров. При том грандиозная постройка идеально вписывается в окружающий ландшафт - это как бы еще один зеленый холм, на который ведет белая лестница.

- Мы заканчиваем год на хорошей положительной ноте - открываем целый ряд объектов культуры. Конечно, жемчужиной в нашем российском музейном хозяйстве будет - это мы уже сейчас видим - комплекс на Куликовом поле. Это будет один из самых знаковых и популярных музеев России, - уверен Владимир Мединский.

- Можно говорить о том, что свершилось чудо, - заметил в свою очередь Владимир Толстой. - Я прекрасно помню, как зарождались эти мечты, которые сегодня обрели абсолютную реальность - красивую, мощную, впечатляющую. 20 лет назад мы с Владимиром Петровичем Гриценко (директор музея-заповедника "Куликово поле" - ред. ) говорили о том, как было бы здорово, если бы здесь можно было бы создать комплекс, куда могла бы приезжать вся Россия, а, может, и весь мир. Тогда это казалось несбыточным и нереальным. Но, если во что по-настоящему веришь, если чего-то по-настоящему хочешь, если вокруг тебя есть друзья-единомышленники, ты убедишь и руководство региона, и руководство страны в том, что это абсолютно необходимо. Просто рад за Россию, которая еще раз подтвердила, что в любые времена, даже когда затягиваются пояса, могут осуществляться грандиозные свершения.

Владимир Толстой подчеркнул уникальность архитектурного решения - по его словам, оно единственное в своем роде. А автор проекта - заслуженный архитектор России Сергей Гнедовский поблагодарил судьбу за возможность поработать в этом историческом месте.

В свою очередь губернатор Тульской области Владимир Груздев высказал уверенность в том, что новый музей привлечет сотни тысяч посетителей. Он пожелал музйещикам "миллионного посетителя максимум через два года".

"Это отличный подарок для всей страны" , - подчеркнул глава региона.

Свято-Георгиевский Мещовский мужской монастырь

Свято-Георгиевский Мещовский мужской монастырь. 18 августа 2013г. на благодатной Калужской земле. В день памяти царицы Евдокии Лукьяновны Стрешневой (1608-18августа 1645гг.) - супруги царя Михаила Федоровича, первого из династии Романовых, матери царя Алексея Михайловича.

Достопримечательности Мурома

Свято-Троицкий женский монастырь в Муроме, одна из самых знаменитых достопримечательностей Мурома, был основан в XVII веке. Первым был выстроен центральный храм, каменная церковь Пресвятой Троицы, выстроенная в стиле узорочья, причем стены ее украшали и резные фигуры и поливные изразцы. После построивший церковь муромский купец Тарасий Борисов, под конец жизни постригшийся в монахи, получил разрешение и на основание вокруг церкви монастыря. Вырастают надвратная Казанская церковь с Казанской шатровой колокольней.

Монастырю оказывали покровительство не только местное купечество, но и российская царская семья. Так, одно из исторических его упоминаний - грамота царя Алексея Михайловича 1663 года, которая отдает во владение монастырю бобыльские дворы и освобождает игумению от всяких податей за эти места.

В советское время монастырю не повезло. Сначала корпуса были заняты под квартиры, потом они же использовались как склады и архив военного ведомства, потом здесь же была сапожная мастерская, потом снова коммунальные квартиры. Только в 70-ее на «архитектурное наследие» обратили внимание и сделали музеем. А в 90-е монастырь снова стал действующим.

Именно сюда, в Троицкий монастырь, прибывают паломники поклониться мощам Петра и Февронии, покровителям семьи и брака. Мощи долго «перемещались» между Благовещенским и Троицким монастырем, как в историческое время так и в наше, но сейчас они хранятся в Троицкой церкви. 

Муром - город веры, истории и неспешного быта. Более чем за тысячу лет своего существования он приобрел некую ауру древности, которая ощущается в каждой его детали. Немалую часть Муромского исторического наследия составляют монастыри, церкви и храмы, которые не только представляют большую историческую ценность, но и формируют важный центр русского православия. Муром является домом для многих православных святынь, чудотворных икон и мощей, поэтому привлекает паломников со всей страны.

Также Муром полон памятников архитектуры: здесь и уже упомянутые старинные храмы, и торговые ряды начала 19-го века, и богатые усадьбы купцов и известных общественных деятелей. Архитектурный стиль Мурома удачно сочетает в себе изысканность дореволюционного периода и функциональную простоту советских времён.

Особенно привлекательным для посещения Муром становится к 8-му июля, когда отмечается всероссийский День Семьи, Любви и Верности, также известный как «День Петра и Февронии», которые являются православными святыми, покровителями семьи и брака. Муром, как родина князя Петра и его супруги Февронии, был первым городом, отметившим этот праздник, поэтому сейчас этот день стал большим событием для горожан. Также, благодаря празднованию Дня Семьи, Любви и Верности, Муром набирает популярность как место для заключения брака, поэтому громкие церемонии и свадебные кортежи - одна из характерных черт города. Ну и, конечно, невозможно представить Муром без реликвий и знаковых мест, ведающих о былинном богатыре Илье Муромце и его подвигах: будь то пень 300-летнего дуба, который богатырь голыми руками выкорчевал да в Оку метнул, или святой источник в Карачарово, который забил ровно в том месте, где конь Муромца своими копытами оземь ударил.

Многие достопримечательности Мурома расположены в его историческом центре, который выстроен по генеральному плану вдоль параллельных и перпендикулярных улочек. Это делает пешие прогулки отличным способом посмотреть город и способствует лёгкому ориентированию на местности даже неопытным путешественникам. Ну а приятно завершить исследование города можно на большом городском пляже на реке Ока, расположенном неподалёку от центра.

"Мы не думаем, как изменить мир своими силами. Мы стремимся получить силу от Бога, чтобы во всех случаях действовать с любовью". Софроний (Сахаров)

 

Наша деятельность в фото:

  • 1.jpg
  • 01.jpg
  • 2.jpg
  • 02.jpg
  • 03.jpg
  • 3.jpg
  • 04.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 49.jpg

Создание сайтов,интернет магазинов,студия Ил-веб