Вторник, Сен 19th

Вы здесь: Главная Категория добрые дела ВЛАДИМИР ВАЛЕРЬЕВИЧ УТКИН. ТРУС НЕ ИГРАЕТ В ХОККЕЙ!

ВЛАДИМИР ВАЛЕРЬЕВИЧ УТКИН. ТРУС НЕ ИГРАЕТ В ХОККЕЙ!

Владимир Валерьевич – Президент Общероссийского фонда поддержи и развития спорта Российской Федерации, давний друг и прихожанин Спасского храма пос. Андреевка. Несмотря на свою занятость, Владимир Валерьевич успевает выступать за футбольную команду Спасского храма на различных матчах; серьезно занимается и играет в хоккей с известными деятелями культуры и спорта; не перестает учиться и часто подолгу беседует с духовенством нашего храма о вере и жизни; и неизменно всегда сохраняет отличное настроение, бодрость духа и улыбку на лице. Впрочем, сейчас мы сами у него обо всем узнаем подробнее.

Владимир Валерьевич, расскажите, пожалуйста, о Ваших корнях. Где Вы родились, кем были Ваши родители?

Конечно, у меня были бабушки, дедушки, родители. Царство им Небесное! Так получилось, что в данный момент я сирота. Всех похоронил в Зеленограде. Бабушка, Бестугина Мария Антоновна у меня до войны приехала в город Дедовск. Она родом из Орджоникидзе, а ее муж родом из Иваново (интересный факт, дедушка взял фамилию бабушки; может потому, что у нее был очень сильный характер). И бабушка здесь была директором школы, в том числе во время войны, – у нее очень много учеников. А ее дочка – моя мама Уткина (Бестугина) Инна Ивановна, училась в Дедовске, в школе вместе с моим будущим отцом. Сохранилось интересное семейное предание: мой дедушка был человек веселый, поэтому своего сына он назвал Роальд (он потом стал капитаном дальнего плавания) – такого имени вообще не существует. А мою маму дедушка хотел назвать не Инна, а Карменсита – такого имени тоже нет. И бабушка еле отстояла, пошла и записала ее Инна. Вообще меня воспитывала бабушка, она прожила до 96 лет. А с дедушкой, я помню, как мы ездили из Дедовска в бассейн «Москва», даже зимой. Мой папа – Уткин Валерий Николаевич родился в Москве. Они жили в том самом доме, где находится ГУМ (на Красной Площади), в коммунальной квартире, потому что дедушка работал в ЦК КПСС. Поэтому я считаю себя родом из точки номер один – это кремлевская стена. Недавно я всю семью свою во зил к этому дому и показывал им те самые окна. Конечно, сейчас там никаких коммуналок уже нет, но сам факт – полуподвальные окна выходили прямо на Красную площадь. Я в этой квартире уже не побывал – дали в сталинском доме большую квартиру. Получается, я москвич в четвертом поколении.

А чем занимались Ваши родители?

Папа окончил авиационный институт и ему сразу дали квартиру в Зеленограде. Он работал на заводе «Ангстрем», занимал одну из руководящих должностей. Папа встречал Фиделя Кастро, когда тот приезжал в Зеленоград; сохранилась даже фотография, где они стоят рядом. Мама работала учителем математики в Крюковской вечерней школе, потом ушла работать в районный отдел народного образования методистом. В общем, все учителя. Я родился и вырос в Зеленограде (позже переехал в Москву, но затем снова вернулся сюда). Мама очень хотела, чтобы я тоже стал учителем, поскольку она одна меня воспитывала. Папа погиб рано, я был в четвертом классе. В школе я был хулиганом. Меня даже не принимали в пионеры, и папа ходил, специально ходатайствовал за меня. Воспитывала меня улица, и это, конечно, сказывается. Я очень жалею, что папа так рано ушел. Всегда говорю друзьям, что семья – это самое главное. А еще ни в коем случае нельзя разводиться, оставлять детей. Я сам придерживаюсь этого принципа: у меня трое сыновей, и я каждого из них очень люблю. Школьником я еще работал на хлебозаводе, еще клал тротуарную плитку, которая весила больше чем я. Раньше это разрешалось. Самая каторжная работа была, конечно, на хлебозаводе: шестичасовая смена, и ты стоишь у горячей плиты, забираешь подносы с булками, переносишь их с места на место. Слава Богу, я пошел в армию. Причем был интересный момент. В школе у нас была начальная военная подготовка. И вел ее Иван Степанович – такой пограничник, настоящий военный, с медалями. Он всегда всем в пример ставил моего одноклассника Игоря Хотеева (он потом плачевно окончил) и говорил: «Вот Игорь будет у нас служить в пограничных войсках, а Уткин в стройбате». А я попал в пограничные войска комитета государственной безопасности. Когда оставалось полгода до дембеля, мне дали отпуск, и я приехал уже в воинском звании старшины, вся грудь в медалях, в школу давать открытый урок. Прихожу в школу – Иван Степанович смотрит, и у него чуть ли не слезы из глаз: «Как Уткин мог стать пограничником?!» Армия меня дисциплинировала, здесь произошла переоценка всех ценностей. Если бы не армия, неизвестно, чем бы все закончилось.

А чем стали заниматься после армии?

В армии мне дали рекомендательное письмо, с которым я поступал в Московский Педагогический университет, его с почестями и окончил. В институте, кстати, я был комсоргом и даже какое-то время коммунистом. Потом пошел по преподавательской деятельности и еще четыре года отработал в этом университете преподавателем. Я учился и одновременно работал. Преподавал я технологию конструкционных материалов и научный коммунизм. А потом... надо посмотреть в трудовую книжку. Там было столько всего...! Были интересные моменты: я, например, с высшим образованием, будучи преподавателем, работал в пивной палатке, разливал пиво народу зеленоградскому. Это было очень интересное время. Студенты не очень любят своих преподавателей, а моя публика меня очень любила. Жаждущих встретить меня бурными аплодисментами было пол Зеленограда. На мои пары ходили все! Это благодарная публика. Потом сменилась эпоха, и я начал заниматься в Зеленограде предпринимательской деятельностью.

А расскажите о том, как Вы при такой интенсивной жизни пришли в Церковь?

Я кстати, осознанно очень поздно крестился – в 25 лет. Бабушка по папиной линии была верующей, я помню, она из храма приносила просфорки, позволяла зажигать мне лампадки у себя дома, жгла ладан и помазывала меня маслом – мне это было интересно, нравилось. И вообще я стал ходить в Церковь оттого, что хорошо, а не оттого, что плохо. И я часто говорю людям: «В Церковь надо идти сейчас, когда хорошо!» Я с радостью хожу в храм. Меня крестили в селе Виноградово, во Владимирском храме. Крестил, как сейчас помню, отец Владимир, я – Владимир. На тот момент я жил в Москве. Мой любимый храм сейчас – это, конечно, Спасский, но это со временем приобретенное чувство. Я езжу по разным городам, и мы с главным тренером всегда первым делом посещаем православные храмы – это уже традиция.

Очень интересно, а как Ваша жизнь переплелась со спортом?

Слава Господу, с Божьей помощью! Я очень этому рад. Причем это был уже период времени, когда я крестился и начал ходить в храм. Я всегда любил спорт: играл здесь в Зеленограде и в футбол, и в хоккей; и много у меня друзей спортивных. Здесь я проходил первенство Москвы; еще в бадминтон играл, на первенстве России выступал. Профессионально заниматься спортом я стал в одном из самых православных городов Подмосковья – Дмитрове. Так сложилось, что я познакомился с депутатом Московской областной Думы, и он предложил мне: «Ты любишь футбол, давай попробуем с тобой создать в Дмитрове команду». И мы создали профессиональную команду, в которой я был руководителем, мы играли во втором дивизионе. Мы, кстати, играли и с командой Зеленограда. Я дал обет чести, и мы ни разу не проиграли команде Зеленограда. Когда я разрабатывал эмблему этого клуба, в основе там был футбольный мяч, купола и солнце – то, что жило в моем сердце, то я и изобразил. Кстати, эта эмблема прижилась и нравилась болельщикам и игрокам – стала футбольным символом Дмитрова. Я ушел дальше. Из Дмитрова я переехал в Тверь и стал здесь руководителем футбольного клуба, мы дошли до ¼ финала кубка России команд второго дивизиона. Играли даже с Зенитом – судья, конечно, нас засудил, но, тем не менее, у меня была хорошая команда из ЦСКовцев, ранее игравших – Андрюша Цаплин, Леша Савельев, Олег Карнаухов, Сережа Горелов, Игорь Аксенов.

Как Вы начали дружить с такими именитыми футболистами и почему Вашим любимым футбольным клубом стал именно ЦСКА?

Любовь к ЦСКА у меня, наверно, от папы, потому что он болел за ЦСКА и постоянно смотрел их матчи по телевизору. Потом мой друг детства в семь лет привел меня на стадион, и вот с этого возраста я являюсь болельщиком моей любимой команды. Закрытых дверей у нас не бывает, раз они были мной любимы, значит надо дружить. И мы стали друзьями – много лет вместе, потом они заканчивали карьеру уже у меня в клубе. Постоянно общаемся, видимся. Кроме того, один из моих близких друзей по команде здесь, в Зеленограде Миша Еремин стал вратарем ЦСКА (потом он, к сожалению, трагически погиб). С того времени я стал общаться и дружить с футболистами. Миша нас приглашал на разные мероприятия как своих друзей-футболистов. Теперь уже разные поколения прошли перед моими глазами. Я люблю эту команду, руководителей, футболистов, менеджмент; я люблю новый стадион, который, слава Богу, нам построили. Я, наверное, настоящий болельщик: не такой, который болеет только в хорошие времена: я переживал с командой и тяжелые минуты, уходили мы в первый дивизион. Сейчас у нас хорошие времена – мы играем в Лиге Чемпионов, мы шестикратные чемпионы России, обладатели кубка УЕФА и мы этому радуемся.

Как Вы познакомились со своей будущей супругой?

Очень интересно я познакомился с любимой женой. А познакомились мы через Интернет. Галя работала в «Русском алюминии», и у нее не было времени выходить просто гулять на улицу, она с работы домой и снова на работу. Раньше был такой интересный сайт знакомств «i2i» – «глаза в глаза» назывался. С первого дня, как появился Интернет, я был в Интернете и тоже зарегистрировался на этом сайте. Там и увидел Галю. Первый раз я ей написал, она что-то ответила. Потом мы договорились о свидании. А я как раз тогда играл в хоккей за команду МВД СЗАО, и у нас была игра рядом с ее домом. Я ее пригласил на эту игру. Она пришла, дождалась меня, я ее довез до дома, попрощались и больше мы не виделись. Как она потом рассказывала, это из-за того, что я положил ей руку на коленку. А я такого не помню. У меня была «четверка», и я, наверное, клал руку на коробку передач и случайно промахнулся. Потом через полгода она сама первая написала: «Давай увидимся». Мы встретились и больше не расставались. Вот уже 15 лет. Мы жили в Москве у Галины в однокомнатной квартире, там родился сын Арсений. Потом, слава Богу, построили дом здесь, рядом со Спасским храмом. И сейчас у меня уже какое-то внутреннее чувство: и храм мой здесь и батюшки мои рядом.

Расскажите о Вашем воцерковлении.

После крещения мне стала интересна внутренняя составляющая Церкви, я стал общаться с нашими батюшками, стал чаще ходить в храм и больше общаться; начал задавать вопросы, и мне на них отвечали. В результате я стал воцерковленным человеком. Храм это все-таки не стены, а в первую очередь души человеческие. Если бы меня в какой-то момент оттолкнули, не знаю, что бы было. Ведь я пришел в храм со своим внутренним миром, и меня таким приняли, хотя некоторые бабушки пытались одернуть, заставить опустить голову, ввести в состояние грусти. Но я это поборол. Я с удовольствием сейчас хожу в церковь. У меня даже есть духовник – один из самых замечательных священников нашего прихода – отец Михаил. Его почему-то очень любят все бабушки и я – не могу пока эту связь понять. Вообще я всех священников Спасского храма называю своими наставниками. Потому что вся жизнь – это учеба. Мы учимся всегда и везде. Учеба происходит в общении с водителем, официантом, продавцом в магазине. Ты всегда что-то черпаешь для себя. Вообще, у меня очень интересная жизнь. Например, я был факелоносцем в городе Курске. Вместе с моим другом Гариком Харламовым мы несли олимпийский огонь к Олимпиаде в Сочи. И нас встретила женщина, которая сказала: «Я сейчас вам скажу очень важную вещь! Вы должны думать только об этом! Вы избранные!» Мы там, конечно, с Гариком рухнули. Мы все избранные на этой земле Господом Богом.

Мы знаем, что Вы не равнодушны к новым технологиям. Расскажите об этом своем увлечении.

Когда я учился в школе, то работал на заводе «Квант» в Зеленограде – мы изготавливали компьютеры ДВК-IIМ. Мы делали одинаковые запчасти, но все равно прикладывали к этому руку. Поэтому гаджетомания у меня с детства. А еще я преподавал технические дисциплины по информатике и вычислительной технике – уже тогда мне это все нравилось. Картина мира меняется, технологии идут вперед, и надо их осваивать. У меня был такой момент, когда мне очень нужно было исповедоваться. А мы были в Испании. Я позвонил отцу Михаилу, и он принял мою исповедь. А потом местный батюшка на испанском языке прочитал разрешительную молитву, и я смог причаститься.

Вы встречаетесь со многими людьми, часто вращаетесь в самых разных кругах, в том числе светских. Расскажите о том, как люди относятся к Церкви сегодня.

Я хочу сказать спасибо нашему Президенту и Патриарху. Сейчас очень большая популяризация Православия. По первому телеканалу показывают трансляции всех больших православных праздников; есть православный канал «Спас». И это хорошо, сегодня все люди в разных слоях верят в Бога. Среди моих известных друзей очень многие раз в неделю ходят в храм и считают это своей первой необходимостью.

Футбол – Ваша жизнь, работа и хобби. А чем еще Вы увлекаетесь?

Я играю в хоккей с футболистами. В команду входят звезды, я считаю, мирового уровня – Саша Мосто- вой, Дима Сычев, Роман Широков. У нас играют и артисты, например, Вячеслав Ярушин. Еще у меня есть тоже спортивное увлечение, хотя я серьезно к нему отношусь – это игра в покер. Я даже выступаю на международных соревнованиях. Я думаю, в дальнейшем это вообще сделают олимпийским видом спорта.
БЛИЦ-ОПРОС

Какими качествами, на Ваш взгляд, должен обладать настоящий христианин?

Прежде всего, надо быть честным, не обманывать ни себя, ни окружающих. Когда в нас перестанут жить ложь и вранье, настанет другая жизнь. Почему мы грешим? Потому что где-то стараемся обмануть Бога. Мне кажется, в скором времени мысли всех людей будут открыты друг другу, и мы перестанем врать. Надо отучаться иметь плохие мысли сейчас.

Что такое любовь?

Мне ближе чувство преданности. Первые горячие чувства должны перерасти в какое-то более качественное состояние. Потому что можно говорить «люблю», а это просто остается на уровне слов. Нужно жить человеком, его внутренним миром.

Назовите Ваших любимых футболистов.

Андрей Канчельскис – он играл в Манчестере, это великий футболист. Он родился в один день, в один месяц и в один год со мной. Мы друг друга называем братьями, и нам удалось поработать вместе. Мы на день рождения всегда два раза друг друга поздравляем: сначала я ему звоню, а потом он мне. Александр Мостовой, который завоевал мировое признание. Он закончил школу ЦСКА, но считается футболистом Московского Спартака, что ни есть хорошо. Но тем не менее, в Испании его за его футбольную карьеру стали называть «Царь». Ну и еще один мой близкий друг и товарищ футболист другого поколения – Юрий Николаевич Аджин. Сейчас работает детским тренером в школе ЦСКА. Ну и конечно не могу не сказать о нынешнем поколении нашей Сборной России - это таланты игры: Игорь Акинфеев, Братья Березуцкие и Ролан Александрович Гусев.

Ваш любимый фильм.

«Игра». У меня тоже вся жизнь игра. Когда был помоложе, мне все говорили, что я похож на актера Майкла Дугласа.

Пожелание читателям нашего Вестника.

Не обманывать. Любить свои семьи, своих детей, учить свое родословие. И что бы ни происходило, всегда относиться ко всему добрее. Не злиться. И правильно относиться к нашим священникам. У них мы очень тяжелые прихожане. У нас их единицы, а нас у них много. И каждому надо отдавать частицу своего тепла – поэтому это тяжелый каторжный труд. Спасибо благочинному и отцу Николаю.

Беседовал священник Александр Насибулин

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

"Мы не думаем, как изменить мир своими силами. Мы стремимся получить силу от Бога, чтобы во всех случаях действовать с любовью". Софроний (Сахаров)

 

Наша деятельность в фото:

  • 1.jpg
  • 01.jpg
  • 2.jpg
  • 02.jpg
  • 03.jpg
  • 3.jpg
  • 04.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 49.jpg

Создание сайтов,интернет магазинов,студия Ил-веб