Суббота, Нояб 25th

Вы здесь: Главная Это интересно Престол Всецарицы. Беседа с профессором А. С. Мамонтовым

Престол Всецарицы. Беседа с профессором А. С. Мамонтовым

Ольга Орлова

Единственный в Москве престол иконы Божией Матери «Всецарица» находится в домовом храме Московского Научно-Исследовательского Онкологического Института им. П.А. Герцена. О чудесах при борьбе с «чумой XX–XXI веков» в этом храме, друзьях-подвижниках и жизни даже после смерти рассказывает доктор медицинских наук, профессор-онколог Анатолий Сергеевич Мамонтов.

Патриаршие благословения

– Анатолий Сергеевич, как вы стали врачом?

– После войны, году в 1947-м, когда мне было лет 9–10, мама привела меня в храм – так я в Церкви и остался. Также она приобщила к церковной жизни папу, он потом даже алтарничал, был помощником правящего архиерея. В Церкви и в семье, которая стала малой церковью, желание служить ближнему, помогать людям и вызревало.

В юности близкими друзьями у меня были три Константина. Все они служили иподиаконами у Святейшего Алексия I: Костя Нечаев, он же будущий митрополит Питирим, Костя Скурат и Костя Комаров – профессора Московской духовной академии, Константин Ефимович и Константин Михайлович. Тогда воцерковленной молодежи было мало, мы все знали друг друга, к тому же с Костей Нечаевым и Костей Комаровым мы земляки, из Тамбова. Когда в 1954 году я поступил в Первый Московский Государственный Медицинский Университет имени И.М. Сеченова, Костя Скурат привел меня в Елоховский собор, и все втроем они завели меня в алтарь. Там на патриаршем кресле я увидел Святейшего Алексия I. Они и говорят мне: «Становись на колени и проси, чтобы он тебя благословил стать врачом». Я так и сделал. Патриарх меня благословил. Тружусь для людей. Защитил докторскую, стал профессором, заслуженным деятелем науки, лауреатом премии Правительства Российской Федерации и пр. Вот что значит патриаршее благословение.

– В трудных случаях ощущали силу этого благословения?

– Трудные случаи у нас каждый день бывают. Ни дня без них не проходит. А знаете, что самое сложное в нашей работе? Беседовать с заболевшими. Причем тяжелее всего говорить с православными. По крайней мере, с теми из них, кто по-фарисейски воцерковлен: исполняет все положенное и вдруг заболевает. «Как так? – начинают недоумевать – В чем же я виноват, что заболел?» Или: «Почему я хожу в храм, молюсь, но не чувствую помощи Божией?» Как им ответить? Конечно, они знают, что всякая болезнь попущена Богом для того, чтобы человек очистился от того, что за всю жизнь, как накипь, пристало к его душе. Но этими «почему?» вместо «зачем?» все равно изнуряют себя. А неверующие, как дети, без всяких скрытых смыслов воспринимают то, что произошло: заболел – значит, заболел. Такие как раз и могут по-настоящему обратиться к Богу, переступить порог храма нашего института. Сказал же Господь: Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное ( Мф. 18, 3).

– Как вы с такими пациентами общаетесь?

– Стараюсь их утешить. Универсального рецепта, что в таких случаях говорить, выдать невозможно. Это разговор с каждым. Тут возможна аналогия с монастырями. Сейчас много обсуждали так называемую «борьбу с духовным туризмом». А я вот все думаю: не зря же человек пришел в храм, в монастырь? Значит, его потянуло сюда. Иначе бы он пошел не в храм, а в ресторан. Но он пришел к Богу. Пусть пока всего лишь для того, чтобы поставить свечку.

У меня в жизни была такая история. Мы как-то с супругой и внуком поехали в Оптину пустынь. Дело было Великим постом. Мы говели, решили там причаститься. Была суббота, внук учился в 9-м классе, но чтобы причаститься, не пошел на занятия под обязательство сдать потом пропущенное. Автобус попался какой-то аварийный, не ровен час колесо отвалится, двери у него еле закрывались, мы намерзлись в нем, на улице было где-то -28 градусов; он еще и дребезжал всю дорогу – не подремлешь. Потом шли пешком, в скиту оказались ночью. Скитоначальник разбудил какого-то послушника, отправив в храм, может быть, ночную Псалтирь читать, нам предложил прилечь. Через пару часов мы уже были на ранней службе. Мы с супругой исповедовались. Стоим умиротворенные, как вдруг к нам внук подходит какой-то растерянный: «Дедушка, а меня не допустили до Причастия…». Я подошел к исповедующему иеромонаху. Объяснил, как внук готовился к принятию Святых Христовых Таин, читал каноны и Последование, специально отпросился с занятий, потом будет отрабатывать пропуск. Вот он пришел в скит к 6 часам утра. Можно сказать, не спавши. А ему говорят: «Иди отсюда»… Чем это закончится? Он же больше никогда не вернется в храм! Скажет: «Я пришел, а меня выгнали». Это же все равно, что выставить обратившегося к врачу из больницы. «Позови его сюда», – согласился священник и благословил на Причастие. Внук из Церкви не ушел.

Господь нам сейчас дал такого Патриарха, благодаря служению которого молодежь потянулась в Церковь. Если мы в соборном сослужении, исполняя благословения Святейшего, будем внимательны к приходящим в храм, то и для нас врата вышних обителей не окажутся затворены. Да, молодые люди могут чего-то не знать или не так быть одеты. Но разве Господь не про таких сказал: Грядущаго ко Мне не изжену вон (Ин. 6, 37).

Верующие всегда сами старались идти к тем, кто нуждается в помощи, нести и им свет веры, чтобы тяжесть недуга или беды не была беспросветно мучительна.

Человек, отдавший Богу сердце

– Как в онкологическом институте им. П.А. Герцена был создан домовый храм иконы Божией Матери «Всецарица»?

– В начале 1990-х годов у нас здесь работала медсестрой монахиня Олимпиада, фамилию сейчас уже не помню. Решая вопросы пребывания в дневном стационаре, она могла с больными и на духовные темы поговорить. Все здесь нуждаются в утешении. Что-то спросят, ответит. Передавали записочки. Попросят привести священника, приведет. Служила людям. Она знала, что я прихожанин Новоспасской обители. Однажды обратилась ко мне с просьбой: «Можно ли воспользоваться для совершения таинств вашим кабинетом?» Так я ей стал давать ключ от кабинета на выходные. Другой комнаты тогда еще не нашлось, чтобы можно было спокойно провести исповедь, причастить желающих.

Вскоре сюда постоянно стал наведываться новоспасский иеромонах Паисий (Юрков), ныне епископ Щигровский и Мантуровский в Курской митрополии. Ему тогда всего-то было 20 с небольшим лет. Хотя он к тому моменту уже прошел непростую жизненную школу. В моем кабинете он даже крестил кого-то.

Потом мы, верующие сотрудники, упросили директора выделить для совершения таинств отдельную комнатку. Это как раз то самое помещение на 3-м этаже, где сейчас размещается храм. Раньше это была ординаторская. Но во время ремонта мы ее переместили. А там стали обустраивать место молитвы и совершения таинств, дом Божий.

Все это совершалось по благословению и молитвам епископа тогда еще Орехово-Зуевского, впоследствии Костромского и Галичского, Алексия (Фролова), в то время наместника Новоспасского монастыря. Он тогда сразу же, как только узнал об этом служении, в помощь матушке Олимпиаде еще трех-четырех сестер сюда призвал. Потом отца Паисия к нам направил. А после и сам приехал уже храм освящать. Так что теперь у нас здесь престол Всецарицы.

"Владыка Алексий постоянно покровительствовал и покровительствует нашему храму"

– Когда в Москву с Поясом Пресвятой Богородицы приезжал наместник Ватопеда архимандрит Ефрем, то, отвечая на наши вопросы, в частности и об иконе «Всецарица», он произнес такую поэтическую фразу: «Богородица восседает на престоле сердец русского народа».

– Многие из нас этот образ полюбили и вообще узнали о нем именно благодаря владыке Алексию. Он одним из первых обратился в Ватопедский монастырь, где явлен чудотворный образ «Всецарица», с просьбой написать список с него. Сначала эта освященная у оригинала копия была в Новоспасском монастыре, но потом для него была написана икона большего размера, а первую владыка передал в наш храм при МНИОИ им. П.А. Герцена. Он действительно всегда больше радел не о решении внешних вопросов – что, где и как устроить, а об очищении и посвящении Богу сердец: Даждь Ми, сыне, твое сердце (Притч. 23, 26) – частенько повторял он. Владыка Алексий всегда служил здесь на престоле. У меня дома висит фотография, где владыка Алексий стоит с этой первой маленькой иконой «Всецарица» и всех благословляет. Я каждый день смотрю на этот снимок и прошу его помощи. Владыка Алексий постоянно покровительствовал и покровительствует нашему храму.

– А как вы познакомились с владыкой Алексием?

– С владыкой Алексием я знаком с первых месяцев его появления в Новоспасском монастыре. Я жил тогда на Новокузнецкой улице. Это достаточно близко – всего несколько остановок на трамвае. До этого я ходил в Донской монастырь. Близко общался с отцом Даниилом (Сарычевым). С тогда еще иеромонахом Тихоном (Шевкуновым) мы организовывали врачебный кабинет, но это отдельная история. Потом отца Тихона определили уже во вновь открывшийся Сретенский монастырь. А я как-то раз оказался перед всенощным бдением во вновь открытой Новоспасской обители…

«А рождается настоящая любовь только на Кресте»

В иконостасе Преображенского собора тогда еще не было многих икон, вместо них были просто помещены заставки серо-голубого цвета. Также еще не было ограды на солее, стояли просто столбики, и тогда еще архимандрит Алексий пришел минут за 20 до начала службы и сам ходил, натягивал от столбика к столбику веревочки. Познакомившись с ним, я уже больше никуда не уходил. Часто мы подолгу беседовали в его келии. Он в своей жизни равнялся на апостола Иоанна Богослова – апостола любви. Так же непрестанно проповедовал любовь. «А рождается настоящая любовь только на Кресте», – говорил он.

Человек, отдавший Богу сердце, любит всех любовью Христовой. И те, чьи сердца открыты Господу, любят его. Владыку Алексия в нашем институте знают и любят все, от санитарок до врачей-профессоров. Не говоря уже о пациентах. Он со всеми общался. Во-первых, конечно, запоминались его службы, проповеди. После богослужения в праздничный день владыка Алексий всегда оставался, вручал маленькие иконки Всецарицы и другие подарки. Разговаривал. «Я работаю в таком-то отделении», «У нас сейчас такой-то тяжелый больной», «Помолитесь обо мне, пожалуйста» – окружал его народ. Для каждого он находил слово поддержки и утешения. Потом все его провожали. До сих пор его тут постоянно вспоминают.

Согласен жить

– Что менялось в институте с появлением чудотворной иконы, духовенства, храма?

– Теперь всегда после утренней конференции врачей многие из нас заходят в храм. Помню, как на несколько лет раньше, чем у нас, появился храм в научно-исследовательском онкологическом институте Ростова-на-Дону. Тогда его директор академик РАН и РАМН Юрий Сергеевич Сидоренко, построив церковь великомученика и целителя Пантелеимона, собрал туда иконы XIV–XVI веков. Так что все его сотрудники, прежде чем начинать рабочий день, приходили к ним приложиться. Там даже священник каждое утро читал молитвы, и врачи брали у него благословение на предстоящие операции.

Само присутствие в учреждении, подобном нашему, храма – уже очень много значит. От самого этого факта как-то легче. Даже если кто-то не зайдет в храм, то, по крайней мере, перекрестится, проходя мимо. Святые соприсутствуют нам. У нас, кстати, в храме есть икона с частицей мощей святого Нектария, чудотворца Эгинского – это дар игумении Домники (Коробейниковой), настоятельницы Александро-Невского Ново-Тихвинского монастыря города Екатеринбурга.

Все-таки там, где приходится иметь дело с постановкой таких диагнозов, когда у людей рушится вся их жизнь, и то, что раньше имело смысл, обесценивается, необходимо напоминание о Боге. Теперь все здесь знают, что рядом идет молитва. Каждую неделю по пятницам в храме совершается литургия. Тех, кому нужно подкрепление в таинствах накануне операции или кому не дойти до храма после ее проведения, исповедуют, причащают, соборуют в палатах по предварительной договоренности в любой из дней. Ежедневно в храме в 12:00 читаются акафист пред иконой Божией Матери «Всецарица», молитвы святым врачам: святителям Луке Крымскому и Нектарию Эгинскому, мученику Евгению Боткину, целителю Пантелеимону.

– А как у вас при входе в институт оказалась скульптура целителя Пантелеимона?

– Это работа скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова. Он лечился у нас. Очень мужественно держался, как и вообще переносил все скорби, которых на пути настоящих христиан всегда предостаточно. Против талантливых, тем более верующих, людей ведется непрекращающаяся война. Этот памятник несколько раз переставляли с места на место. Поэтому наш нынешний директор, академик РАМН Валерий Иванович Чиссов, сам верующий человек, предложил: «Слава, давай поставим целителя Пантелеимона здесь!» Мы так благодарны Вячеславу Михайловичу за то, что он согласился. Над скульптурой соорудили небольшой купол с крестом. Относимся, как к часовне. Крестимся. Освящал этот образ владыка Алексий.

"Против талантливых, тем более верующих, людей ведется непрекращающаяся война"

Валерий Иванович Чиссов, кстати, когда стал директором, вообще предлагал во дворе института храм построить. Сейчас редко кого из врачей встретишь без креста. У нас много пациентов, получивших исцеление, они теперь приходят сюда в храм просто помолиться, поблагодарить Бога. Кто-то какие-то украшения на образ «Всецарицы» жертвует.

– Чудеса происходят?

– Был, например, такой случай. Лежал тут один молодой человек иного вероисповедания. Был уже при смерти. В отделении работала верующая врач. Она уже знала, что при институте есть священник. На Крещение всегда уже освящали палаты, кабинеты, да вообще все помещения, включая подсобки, чердаки всех отделений всех корпусов. На Рождество, на Пасху ходили по палатам и поздравляли всех. Эта врач как-то раз и обратилась к отцу Паисию, сказав, что умирающий просит его прийти к нему. Все уже чувствовали, что ему чуть-чуть жить осталось. Отец Паисий пришел, поговорил с ним: «Тебе бы покреститься…». А тот отвечает: «Я согласен». Дело в том, что у отца Паисия у самого мама исцелилась, Господь через такое явное вмешательство дал ему силу убеждения. В тот же день здесь, уже в освященном храме, парня в тазике и покрестили. Это как история с апостолом Филиппом и царедворцем: вот вода; что препятствует мне креститься? (Деян. 8, 26). Приняв Крещение, этот уже худющий, лысый от химиотерапий практически уже нежилец дал обет Богу, что если выживет, то посвятит Ему всю свою жизнь. И пошел на поправку! Стал алтарничать в нашем храме при институте. Потом помогал отцу Паисию в Новоспасском монастыре. Сейчас он уже мантийный монах в одной из обителей Москвы. Закончил Московскую духовную семинарию. Обучается в Санкт-Петербургской духовной академии. Много работает с молодежью. Дело ведь не в том, сколько ты проживешь, а в том, на что потратишь эту жизнь.

Мы особо чудеса не фиксируем, хотя можно было бы уже целую книгу написать. А вот в Новоспасском монастыре, знаю, что владыка Алексий поручал схиархимандриту Гурию (Мищенко), жившему в последние годы в обители, записывать случаи помощи Божией через чудотворную икону. Запись исцелений там ведется до сих пор.

Без креста не увидим Христа

– Как митрополит Питирим, архиепископ Алексий относились к болезням, вообще к скорбям?

– Это очень гармоничные и красивые люди. Все тяжелое, что происходило в их жизни, только подчеркивало и углубляло эту красоту. Однажды, помню, приехали мы с супругой и с другим внуком в Иосифо-Волоцкий монастырь, приложились к мощам, иконам, вышли во двор, мы с внуком разговариваем, а жена меня одергивает: «Смотри! Какой монах…». Некто высокий, стройный, как ангел, с ясными и выразительными чертами, не идет, а летит – такая была во всех его движениях неотмирная стремительность. Я посмотрел: «Да этого же владыка Питирим!» Он тогда принимал делегацию белорусских военных. «Все люди работают, а мы, – говорил он про духовенство, военных и врачей, – служим». С внуком он очень тепло и внимательно тогда, несмотря на всю свою занятость, побеседовал. Даже, помню, приобнял его. Он как-то умел расположить к себе всех и каждого. Со всеми держался непосредственно и легко.

Потом у владыки Питирима был тяжелый период в жизни. Начались гонения, в прессе на него печатали какую-то клевету, которой многие, к сожалению, и внутри Церкви верили. Даже его бывшие сотрудники и ученики отворачивались от него, паства была в каком-то смятении. Я пришел к нему в то время на службу в храм Воскресения Словущего в Брюсовом переулке. После богослужения мы посидели на скамеечке во дворике храма. Там росли цветы, было удивительно спокойно, хотя это самый центр столицы. Повспоминали прежние годы, он как-то смог отстраниться от всего, что происходило тогда. После мне одна из помогавших ему матушек сказала: «Как хорошо, что вы пришли, поговорили с ним. Сколько на него сейчас нападок…».

"Думаю: «В следующий раз». А следующего раза уже не было… "

Однажды, помню, у нас здесь в храме Всецарицы, даже не в какой-то большой праздник, а в простой будний день, служил владыка Алексий. Митрополит Питирим был уже тяжело болен. Владыка Алексий сказал мне: «Я сейчас еду его причащать». Обычно я ездил с ним. А тут мне надо было кого-то проконсультировать, еще что-то у меня было назначено. Думаю: «В следующий раз». А следующего раза уже не было… Через два дня владыка Питирим преставился ко Господу.

Владыка Алексий потом обязательно каждый год в этот день, 4 ноября, служил на могиле митрополита Питирима панихиду. Сам он был тогда уже викарием, Святейший благословлял его на осеннюю Казанскую служить где-нибудь в престольный праздник на приходе. Но потом он всегда где-то к часу дня приезжал на Даниловское кладбище, там уже собирался к этому времени народ, все знали, что приедет владыка Алексий, ждали его, и он служил панихиду.

И митрополит Питирим, и владыка Алексий переносили это посланное им тяжелейшее заболевание по словам молитвы «Отче наш»: Да будет воля Твоя ( Мф. 6, 10). Как Сам Спаситель пошел на Крест: Если не может чаша сия миновать Меня, чтобы Мне не пить ее, да будет воля Твоя ( Мф. 26, 42), – так и они вслед за Христом взошли каждый на свою голгофу.

Как они относились к скорбям? Помню, у нас сгорела дача. Это случилось на летнюю Казанскую, 21 июля. Когда я подошел к владыке Алексию под благословение, он уже откуда-то все знал. Перекрестил меня и отвел в сторонку: «Пойдем поговорим». Отошли. «Ну, что, – спрашивает он весело, – Господь тебя посетил?» Вот так и относились!

Часто наставления владыки Алексия слышались потом уже из уст тогда еще иеромонаха, ныне уже епископа Паисия (Юркова), много лет служившего здесь, в домовом храме нашего института. Раз в месяц к нам в институт привозили большую икону «Всецарица» из Новоспасского монастыря. Отец Паисий беседовал со всеми, кто пришел поклониться святыне. «Не смотрите на болезнь как на тяжкое наказание, – говорил он. – Это Господь помогает любящим Его очиститься от грехов. Бог каждому дает испытание по его силам». Эти же слова некогда говорил владыка Алексий.

«Мы обязательно попадем в рай»

– Почему сейчас так много раковых заболеваний?

– Помимо внутренних предпосылок, условия жизни сейчас такие, что много внешних факторов риска: агрессивная урбанистическая среда, повышенный радиоактивный фон, неадекватность продуктов питания, стрессовые ситуации, плохая экология.

– В чем духовная сущность этого недуга?

– Господь попускает это заболевание за какие-то наши грехи. Владыка Алексий часто повторял слова: Господь, кого любит, того наказывает; бьет же всякого сына, которого принимает ( Евр. 12, 6). Это заболевание – тоже есть проявление любви Божией к нам. Духовные люди рассуждают так. Пусть человек в грехах своих пропадает, что ли? Нет, – говорит Господь. – Я его люблю, он – Мой. Пусть он лучше здесь потерпит немножко, чтобы в вечности на высоту радости взойти. «Без смерти на кресте ветхого человека не надейся, человече, воскреснуть вместе со Христом», – предупреждал владыка Алексий. Эту твердую отеческую любовь отчасти могли почувствовать те, кто были близки к нему. «Воля Божия такова, чтобы только через Крест был спасен род человеческий», – повторял он.

Как-то раз кто-то из маститых протоиереев, отвечая в прямом эфире на какой-то вопрос, задал встречный: «Ну, кто вам сказал, что вы в рай попадете?!» А владыка Алексий, при всей его строгости ко греху, был невероятно милосерден к людям со всеми нашими слабостями. Он как-то давал понять, что Господь всех нас хочет помиловать. Мы будем трепетать и бояться, а Он возьмет и всех нас помилует. Также и отец Иоанн (Крестьянкин) наставлял верующих: «Мы обязательно попадем в рай. Вы только веруйте и не сомневайтесь в этом».

Однажды я попал на память Державной иконы Божией Матери в Казанский храм в Коломенском. Настоятель говорил проповедь, призывая как можно тщательнее подготовиться ко Причастию, чтобы, как он сказал, «достойно причаститься», и тут же сам осекся: «Да что же я такое говорю?!! Мы никогда не будем достойны».

"Владыка вникал в наши греховные изъяны, но понимал, что сущность человека не в них "

Архимандрит Тихон (Агриков) наставлял еще тогда молодого протоиерея Валериана Кречетова: «Все достойны Причащения, потому что всё равно все недостойны».

– Да! Вспоминаю одну ситуацию, которую мне рассказывал схиархимандрит Гурий (Мищенко). Пришла к нему одна женщина на исповедь, кается в грехах и, называя один тяжелый грех, задает вопрос. Батюшка Гурий был уже умудренный, прошедший школу глинских старцев, и вот он ей говорит: «Я сейчас не могу дать ответ на твой вопрос. Я должен пойти посоветоваться с владыкой». Он пришел к владыке Алексию и говорит: «Владыка, вот такой грех. Я его сам отпустить не могу…». А грех действительно был тяжелейший. Насколько же владыка был мудр и милостив. Он отвечает: «Отец Гурий, она всю свою жизнь прожила с этим грехом. И сейчас она пришла и открыла свою душу, и просит прощения. Она своими муками и терзаниями за долгие-долгие годы и даже тем уже, что она решилась признаться в этом грехе, искупила его. Прости ей!» Вот так владыка вникал в наши греховные изъяны, но понимал, что сущность человека не в них. «Наша неверность не упраздняет верности Бога, и наш неверный выбор не изменяет Его единожды осуществившегося выбора по отношению к нам, к нашему спасению. Бог верен Себе...», – умел он обнадеживать и вдохновлять.

Навсегда у меня в памяти остались и слова отца Гурия, которые он говорил в конце исповеди буквально каждому приходящему к нему: «Вы прощайте тем, кто вам сделал какую-то неприятность, и Господь вам простит ваши грехи».

– Как знакомые вам подвижники воспринимали смерть?

– С отцом Гурием мы виделись за два-три дня до того, как он отошел ко Господу. И что вы думаете? Пришли мы к нему с супругой, а он сидит на своей кровати и со слезами радости на глазах, так светло смотрит на меня и говорит: «Анатолий Сергеевич, я собираюсь туда». Плачет от радости! Улыбается.

С Анатолием Сергеевичем Мамонтовым
беседовала Ольга Орлова

31 августа 2017 г.

"Мы не думаем, как изменить мир своими силами. Мы стремимся получить силу от Бога, чтобы во всех случаях действовать с любовью". Софроний (Сахаров)

 

Наша деятельность в фото:

  • 1.jpg
  • 01.jpg
  • 2.jpg
  • 02.jpg
  • 03.jpg
  • 3.jpg
  • 04.jpg
  • 4.jpg
  • 5.jpg
  • 6.jpg
  • 7.jpg
  • 8.jpg
  • 9.jpg
  • 10.jpg
  • 11.jpg
  • 12.jpg
  • 13.jpg
  • 14.jpg
  • 15.jpg
  • 16.jpg
  • 17.jpg
  • 18.jpg
  • 19.jpg
  • 20.jpg
  • 49.jpg

Создание сайтов,интернет магазинов,студия Ил-веб